Дин Поттер (Dean Potter) - аэреалист, придумавший себя сам

Дин Поттер в свои 39 лет — мастер риска на скалах, образец высокой физической формы, проходящий в скоростном стиле самые высокие стены в Йосемитах, летает со скал в винсьюте и с парашютом, пролазит нависания и технические скалы без веревки и проходит по раскачивающемуся слеклайну на высоте сотен метров над землей, иногда, без какой-либо страховки. Среди скалолазов он известен своим бродячим образом жизни (жил в пещере), быстрыми сменами настрояния и наклонностями бунтовщика, что некоторых раздражает, а многих — вдохновляет. Поттер женился в 2002 г. на увлеченной скалолазанием Стеф Дэвис и развелся с ней в 2010 г. Теперь он живет совсем рядом с долиной Йосемити со своим псом Виспором. Для нашего рассказа бывший редактор Climbing Мэтт Самет поговорил с семьей, друзьями и самим Поттером, чтобы получить представление о жизни человека, постоянно находящегося на краю.
July2011_DeanPotterRest_06152011
Дин отдыхает в Моабе

[Статья достаточно старая - 2009 г., но интересна тем, что показывает Дина с самых разных сторон с точек зрения разных людей, контактировавших с ним на протяжении жизни. Очень достойный материал в моем слабом переводе, особенно, в тех местах, которые связаны с бэйс-джампингом. Сорри профессионалы, я не знакома со спецификой.]
Дин был проблемным с самого начала
Поттер начал лазить в 1988 г., в 16 лет, чаще всего упражняясь рядом со своим домом в Нью Бостоне, штат Нью-Хэмпшир, на гранитных скалах Joe English Hill — горе высотой 388 метров, находящейся на федеральной территории местной авиабазы.

Дин Поттер: В начале на Joe English мы с моим другом Джоном много лазили подталкивая друг друга за ноги и вытягивая друг друга за руки. Позже ребята постарше — братья Адамс — натолкнулись на нас и сказали: «Черт побери, вы ребята, хотите умереть!» Они сказали, чтобы сделали обвязки и что веревку для белья нельзя использовать в скалолазании. Мы начали лазить с верхней страховкой с тем, что нашли в гараже у отца Джона.

Патриция Деллерт (мама Дина): Я не знала, что Дин увлекается склолазанием до старших классов школы, когда он стал ходить на Joe English Hill. Он находился там незаконно. Я думала, что он лазит по камням рядом.

Поттер: Мои родители не хотели верить, что их сын залазит на высоту 50 метров без страховки. Они любили бегать или гулять пешком на длинные расстояния и как-то он проходили как раз рядом с Joe English. Позже они сказали: «Эй, мы видели, как там кто-то лезет». Они описали того человека, и на мне была именно такая одежда. Я сказал: «О... Нет, это был не я!»

Шарли Бентли (один из первых напарников по лазанию в Нью-Хэмпшире): Несколько первых раз, когда мы лазили вместе с Дином в 1991 г., я был на другом уровне, но он быстро преодолел эту пропасть. В конце весны он переехал в Норт-Конвей и жил в лесу между Cathedral Ledge и Whitehorse. Он, наверно, каждый день лазил на граните — очень скользких техничных скалах, которые оттачивают работу ногами. К осени он лазил уже 8а. Я не думаю, что Дин понимал, насколько шокирующе быстро он прогрессирует.

Томми Колдвелл (американский топ-скалолаз): В апреле 2004 г. Дин залез на дерево, когда я лез хайбол. И когда на высоте 7 метров я устал, Дин сказал: «Хватайся за меня». Я потянулся назад и схватил его за руку, повиснув на нем. Обычно вы не будете спрыгивать с боулдеринга и хвататься за кого-то, кто сидит на дереве. Это было очень человечно со стороны Дина.

Уэйн Крилл (друг, который был первопроходцем Peyote Button - страшного, техничного бэйс-прыжка на Северной стене Айгера вместе с Поттером и еще одним бэйс-джампером Яном Огенштейном): Я знаю его по совместным бейс-прыжкам в Моабе в 2000 или 2001 году. Дин везде ходил босиком. Он прыгал в обуви, но поднимался босиком.

Поттер: Многие из моих самых тяжелых восхождений были сделаны с одной или двумя босыми ногами. Они были похожи на копыта – толстенная дермантиновая кожа, пугающие ногти – я мыл их большой щеткой с жесткой нейлоновой щетиной, который чистят стены домов. Даже сейчас, когда лежит снег, я хожу босиком, чтобы сделать ноги жестче.

Школа Дина была на сложных скалах
После трех семестров Дин бросил Университет Нью-Хэмпшира и отправился на запад. Он провел большую часть девяностых настоящим бродягой без спонсоров едва сводя концы с концами, обычно обитая недалеко от долины Йосемити (часто в своем фургоне); а также в Hueco Tanks (Техас), Estes Park (Колорадо) и в Moab (Юта).

Марк Пеллетер (один из первых напарников по скалолазанию в Нью-Хэмпшире): В 1991 г. Я жил вместе с другом в Миссуле в Монтане, когда Дин приехал навестить нас. Он спал за диваном, и мы были твердо уверены, что он разделит с нами плату, потому что нам были нужны деньги. Он устроился на ночную работу на завод мешков для гольфа. Там было полно старух с причудами, рассказывающими, какое нижнее белье они покупают. Он ненавидел это. Однажды ночью мы засиделись и кое-что услышали. Он был с одной из этих сумасшедших женщин. Мы всю ночь чесали языки о том, мог ли он быть с той старухой, делающей мешки для гольфа.

Бронсон Макдональд (один из первых напарников по боулдерингу): Он экономил каждый цент, а потом зимой ехал в Hueco Tanks – мекку боулдеринга. В 1992 г. Он был главой лагеря в Рete’s Country Store. Дин был безумно дотошный, точно старая курица, ходил за всеми, чтобы убедиться, что они убрали за собой.

Джим Харнс (скалолаз, слеклайнер, и партнер по фильмам, он снимал кадры во время фри бэйс соло восхождения Поттера в 2008 г. на маршрут Глубокое синие море (Deep Blue Sea) на Айгере (300, 7b+): Впервые я встретил Дина, когда он готовил у Пита. Я слышал, как Пит кричит: «Дин, хватит здесь еб***ся!» - негодовавшего из-за того, что Дин делал блинчики с черникой, с целой горой черники, для своих друзей-скалолазов. До того, как Дин получил работу у Пита, он жил на одной соли и приправах. Я думаю, он любил горчицу.

Поттер: Я стал работать у Пита поваром из-за того, что не мог больше существовать на продовольственные талоны. В основном, я работал за 3-х долларовую ночлежку, плюс завтрак и обед. Помню, как однажды мы с другом Джимом Белсером сидели вместе в канун рождества, ели бутерброды с солью и говорили: «Черт побери, да это же бутерброды с солью». Сейчас, как бы там ни было, я старвюсь считать это романтикой. Но, иногда, гадаю, чтобы случилось, если бы соль закончилась?

Макдональд: Летом он остановился у нас в Estes Park. Как-то мы все вместе сидели на крыльце, глядя на хребет Lumpy и вспышки молний над ним. Молния ударила в машину Дина, выбила все стекла и сожгла электрику. Она была все, чем он владел, в смысле, это были его деньги. И Дин сказал что-то вроде: «Я думаю, это знак», а мы ответили: «Ну, в большей степени, это была просто гроза и просто удар молнии». Но был абсолютно уверен в том, что этому должна быть причина. Понятия не имею, какая этому могла быть причина, но, может он ее нашел.

Дин может быть пугающим
Больше 180 см ростом и с весом около 70 кг, Дин имеет психическую и физическую форму, соответствующую его поведению. Он известен популяризацией новых тренировочных техник, таких как хождение по слеклайну, и открытием новых видов спорта, включая фрибэйсинг (лазание без веревки только с парашютом за спиной) и бэйслайнинг (хайлайн с паршютом).

Поттер: В эти дни я тренируюсь фанатично со своими упражнениями. Я довел до 1540 упражнений (так написано в оригинале - прим. перев.) три или четыре раза в неделю. Это занимает от 2 до 2,5 часов. Я начинаю с 20-ти отжиманий и 100 приседаний. Потом 50 прогибов назад, 30 пистолетиков. Потом я делаю 10 подтягиваний на кончиках пальцев и 10 обычных подтягиваний. Шесть подходов с минимально возможным отдыхом.

Лео Холдинг (альпинист, с которым Поттер сделал второе прохождение опасного маршрута Южная красавица (Southern Belle) в Йосемити в октябре 2006 г.): В прошлые века Дин был бы предводитем войск. Он умен, дисциплинирован, самоотверженно оттачивает свое мастерство в скалолазании, слэклайне и полетах. Он – воин, постоянно находящийся в поиске следующей мирной битвы.

Алекс Хоннольд (также как и Поттер, топ фри соло скалолаз): Впервые я разговаривал с Дином в пивном баре в Моабе 4 года назад, когда проходил там множество его маршрутов. Большей частью я боялся, что он раздавит меня своими руками размером с окорок. Он сильный. Но он самый лучший на свете чувак, когда вы с ним разговариваете.

Чак Такер «Chongo» (гуру слеклайна на Chongo­nation.com и наставник Поттера в этом деле): В первый раз, когда Дин попробовал слеклайн в 1993 г. к концу дня он уже мог стать на стропу, пройтись по ней и развернуться. Позже, когда Дин приписал свой успех слэклайну, скалолазы добавили это в качестве тренировочного упражнения.

Гедар Райт (скалолаз, приверженный Йосемитам и, как и Поттер, бывший член Фонда по исследованию и спасению Йосемит): Дин часто натягивал длинный слеклайн на высоте 3-4 м между деревьями. Я помню, у него был слек длиной метров 40. И для меня это было на пределе — однажды я попробовал, стропа начала шататься подо мной, я улетел с него и приземлился на спину. Я лежал, хватая ртом воздух, а Дин показывал на меня пальцем и истерично хохотал. Это был итог всему.

Хэнк Кэйлор (скалолаз и бэйсджампер): Я был с Дином во время его первых десяти прыжков с моста Perrine Bridge на водопаде Twin Falls в Идахо в июле 2003 г. Дин такой большой, что попытки надеть на него защитное снаряжение похожи на попытку втиснуть гигантского орангутанга в тропический шлем. Никто не делал снаряжения, которое бы подошло ему.
Вы можете посмотреть видео, на котором прыгают 100 человек, и вы узнаете Дина. Он выглядит как идеальная Х, просто охватывая воздух руками и ногами.

Дин — чокнутый (в хорошем смысле)
Подготовка Поттера к таким подвигам, как прохождение Глубокого синего моря (Deep Blue Sea) включает то, что многие описывают как сверхъестественную способность к концентрации — вместе с перепадами настроения, которые могут сопровождать этот дар.

Поттер: Два лета я жил под Айгером почти по 40 дней. Я жил в палатке под этим нависанием рядом с началом маршрута Глубокое синее море. Я пил воду, которая капала с ледника. Это было так: кап-кап-какп и через два часа у вас будет полная бутылка воды. Я спал в палатке, ожидая, чтобы тучи разошлись, медитировал по много часов каждый день, занимался йогой, чтобы сохранить гибкость и просто наблюдал за клубящимися облаками и жил как планктон на той скале.

Питер Мортимер (основатель Sender Films, который задокументировал многие подвиги Дина): Прямо перед тем, как начать фри бэйс соло на Айгер, можно было увидеть, что он находился почти в измененном состоянии. Его глаза были расфокусированы, и он глубоко дышал. Он слегка покачивался под звуки — уллуллуллуллу — можно сказать, что этот парень трансформировал свое тело и разум, чтобы пройти этот маршрут.

Райт: Дин может быть одним из самых веселых, любящих компании людей, а в следующий момент может быть очень мрачным, замкнутым типом. У него есть несколько кличек. Его называли Мин Дин (трудный Дин) потому что его считали немного задиристым. Еще он был Схемой заговорщика (Схем Плоттер) из-за того, что он всегда планировал что-то сумасшедшее и дикое. Сейчас его называют Темной ящерицей.

Син Лири (напарник Поттера, с которым они установили рекорд скоростного восхождения на 880-метровом маршруте Нос (The Nose) в ноябре 2009 г на Эль-Капитане в Йосемити): В первый раз, когда перед нашим скоростным восхождением в сентябре 2009 г. мы сидели под маршрутом и ждали рассвета, я нервничал и разлагольствовал о чем-то. Дин сидел тихо, а потом сказал: «Я концентрируюсь на Носе». И все. Я подумал: «отлично, прекрасный вариант. Давайте фокусироваться на Носе».

Ник Росен (партнер в Sender Films): Я был на верху Носа, снимая Дина и Сина, когда они побили рекорд. Первым поднялся Дин. Потом он говорил, что думал, что бежал как спринтер, но он еле волочил ноги. За ним поднялся Син, с нечеловеческой одышкой. Я пошел искать Дина, который рухнул за одним из камней, не в состоянии говорить или стоять. Его ноги были полностью в крови и он протер огромные дыры в своих совершенно новых скальниках.

Брэд Линч (директор The Aerialist, снявший документальный фильм в 2007 г. о подвигах Дина): Дин попал в то пространство, в котором все, что он делает, выглядит суперлегким, как будто он ничего не делает, но он способен собираться как никто другой, с кем я лазил. Удивительным образом он может щелкнуть выключателем.

Поттер: Я действительно немного превратился в лентяя. Я экономлю последнюю каплю энергии для восхождения, часто я не хочу разговаривать. Я погружаюсь в медитативный пузырь. Даже когда я ем, я представляю как еда переваривается и превращается в правильные мышцы. Я был в похожем состоянии, когда прошел фри соло Супер Ущелье ( Super Couloir) и сделал первое прохождение Калифорнийской рулетки (California Roulette) на Фитц Рое в Патагонии. Я жил в пещере, потому что не мог нормально взаимодействовать с людьми. Я не мог справиться, если видел страх в чьих-то глазах — если они это чувствовали, это влияло на меня.

Дин и люди
У Дина были стычки с персоналом национальных парков, самые заметные — в долине Йосемити, где он известен как бэйс-джампер, не смотря на то, что здесь это запрещено, и в Моабе после того, как он в 2006 г. пролез фри соло Хрупкую Арку (Delicate Arch) в национальном парке Арки. Это похождение сталоо стимулом введения нового автоматизированного регулирования в Арках и стоило Поттеру двух самых крупных спонсорских контрактов с Black Diamond и Patagonia.

Розен: В Йосемити с 1960-х годов скалолазание было бунтом против покорности, разновидностью незаконных действий. У вас есть парки с правилами, «застегнутыми на все пуговицы», очень консервативные, и у вас есть Дин, который больше, чем кто-либо отличается от этого. Он Король Йосемити вне закона.

Роял Роббинс (пионер скалолазания в Йосемитах и легенда больших стен): Дин — очень смелый парень с огромной верой, и в нем это хорошо сочетается. Он делает то, что я хотел бы сделать, если бы мог. Это такой же дух, желание пойти туда и попробовать. Все дело в попытке. Так бы я оставил свой след, если бы сегодня был в игре. По крайней мере, я могу мечтать об этом.

Райт: Впервые я встретил его в 1998 г, когда присоединился к Фонду исследования и спасению Йосемити, где он принимал сумасшедшее участие. Однажды ночью случился ужасный пожар, а мы лежали под фанерой и у нас был только велосипед без педалей. Два человека схватили велосипед и пустились как-то сквозь огонь. У нас также была небольшая тележка от сайта YOSAR. Кто-то возил в ней Дина, все мы были пьяные, а рейджер прятался в лесу. Они выбежали с тележкой в лесу на рейнджера, и когда закричали: «Ренджер!» Дин убежал и спрятался.

Поттер: Я был драчливым из-за того, что чувствовал - и сейчас чувствую, - что свобода — это самое важное. Но сейчас рейнджеры просто смотрят на парня, который тут уже 18 лет, парня который надирает им задницу, каждый день практикуясь в своем мастерстве. И хотя я иногда нарушаю закон, если рейнджеры спрашивают, я отвечаю честно. Если я летаю над их машиной, и они должны преследовать меня, они меня преследуют. Но если я не делаю это у них под носом, они не будут сходить со своего пути, чтобы охотиться на меня.

Джейсон Кейз (директор по политике Access Fund — не прибыльной адвокатской группы, защищающей права скалолазов): Руководство национального парка Арки отреагировало непосредственно на восхождение Дина на Хрупкую Арку и запретило любые новые пролазы на Хрупкой арке до разрешения спора. Я был вызван управляющим парка и защищал всех скалолазов в этом деле и потом делал тоже самое на встрече в Вашингтоне, D.C. с директором объединенного управления национальными парками.

Поттер: После Хрупкой арки руководство национальных парков оклеветало меня — они сказали, что я причинил вред скале, но я не делал на самом деле. Несмотря на все наговоры, я не нарушил ни одного закона. Они вызвали на суд все компании, спонсирующие меня, чтобы посмотреть, будут ли они и дальше оказывать мне поддержку в скалолазании. Двое моих спонсоров покинули меня, и покинули Стеф тоже. Это было достаточно слабым поступком с их стороны. Их решение разорвать контракт с ней стало одной из причин нашего развода.

Дину повезло, что он еще жив
Жизнь любого искателя приключений висит на волоске, но Поттер ходит ближе всех к краю.

Харст: В целом, то, что он делал на Айгере — это фри соло с грузом за спиной. Как только он отправляется на восхождение, он испытывает колоссальное давление от того, что необходимо его пройти. А потом налетели тучи, и он неожиданно стал лезть фри соло в тумане. Если вы когда-нибудь чувствовали, что не можете сориентироваться, вы знаете, каково ему было, когда спустились тучи, потому что видимость была не больше 100 метров.

Лири: Это случилось в сентябре 2010 г. во время нашей второй попытке на Носе. Я должен был заложить этот камалот, но должно быть, я задел его ногой, когда проходил мимо. Дин не посмотрел на него, нагрузил его и он вылетел. Я был на выступе далеко сверху, и веревка протравилась. Дин пролетел метров 5, ударился о небольшой выступ и начал активно махать руками, и снова начал падать на спину. Я был в шоке, казалось что случилось непредвиденной! Я что силы схватил веревку. Дин упал бы еще на 30 метров, если бы я этого не сделал.

Мортимер: Он полностью осознает, насколько это опасно. Он очень расчетлив, и я думаю, он применяет все это к прохождениям и прыжкам.

Поттер: Я сфокусировался на соло прохождении слеклайна без страховки. Я не делаю много гимнастических трюков. Если я падаю при прохождении слеклайна, мой трюк — это схватиться за стропу, так что я не упаду тюком с высоты сотен метров и не разобьюсь о камни внизу. Там невероятно страшно, может это одна из самых страшных вещей, которые я делаю.

Харст: На самом деле Дин очень боится, он много думает что-то вроде “О, все могло пойти не так и я мог погибнуть”. Дину сняться кошмары перед прохождением. Это процесс для Дина, над которым он тяжело работает. У него нет природной способности не обращать на все это внимания.

Джимми Поучер (учитель бэйс-джампинга и напарник): Мексиканская пещера Ласточка (Swallows) похожа на 365-метровый, направленный вверх конус мороженного, настолько огромный, что в нем образуются облака.
Как-то в 2003 г. Дин и Хейнз Зак (Heinz Zak) натянули перила в ней, и когда мы прыгали, они перетянули ее может метров на 5 от стены. Наверху мы спали в палатке, и шел не сильный дождь. Установка Дина слегка выглядывала из-под навеса, так что она наполовину промокла. Я прыгнул первым, а потом смотрел на Дина, точку в свободном падении. Как только он прошел середину, он раскрыл парашют. Вероятно из-за того, что он неравномерно промок, он стал вращаться, раза три, наверное. Это неисправность, которая называется изгиб линии (line twists). Дина раскачивало и медленно раскручивало от этого, он неизбежно приближался к земле. Прямо перед ударом он вышел из изгиба линий и резко развернулся - прямо в направлении перил. Купол его парашюта рухнул, и он инстинктивно схватил веревку. Так он оказался на высоте 60 метров с болтающимся за ним парашютом цепляясь за мокрую 10-миллиметровую веревку. Я кричал: “Не отпускай! Не отпускай!” Дин начал скользить вниз, а я кричал, сколько ему еще осталось до земли, потому что он полностью ослеп.

Поттер: После падения в пещере я погрузился в депрессию. Я думаю, что этот посттравматический синдром - самая тяжелая моя травма. Я стал безвольным под действием стресса. После того несчастного случая встал вопрос о мотивации. У меня почти не было энергии, по крайней мере, два года после этого.

Поутчер: Дин скользил весь путь вниз и в конце выглядел как груда лохмотьев на земле. Я убрал парашют и нашел его со сжатыми руками и пустым взглядом. Я сказал: “Давай посмотрим”. И он разжал руки. Трение обожглоо его раны, так что кровотечения не было - на них были только глубокие 10-миллеметровые канавки. Я был настолько уверен, что он умрет на 10 секунд раньше, что от избытка чувств поцеловал его в лоб.

Дин хочет летать без сетей
Поттеру принадлежит рекорд самого продолжительного полета в винсьют-костюме: в 2009 г. он пролетел на Айегре больше 2700 метров по высоте и парил в воздухе почти три минуты. Он говорил о приземлении только в винсьюте без использования парашюта для замедления падения - невероятно рискованный подвиг, к выполнению которого не приблизился никто.

Пит Сван (дизайнер снаряжения): Я продолжаю шутить, что мы увидим это, но только, когда рак на горе свиснет. Но мы подробно обговорили с Дином эту идею, и у нас есть несколько концепций.

Поттер: Я замедлялся примерно до 65 миль в час в конце падения, а когда я одеваю винсьют, я падаю со скоростью меньше 25 миль в час. Я также пришел к более средней скорости, когда я падаю со скоростью примерно 35 м/ч внизу, и вверху со скоростью 40-50 м/ч. Я летаю с парашютом во время скайдавинга, и он падает на меня, опускаясь с большей скоростью. Все, кто видел это, говорили: “Дин, ты можешь приземляться без парашюта, ты спускаешься медленнее его”.

Кати Ивз (редактор журнала “Альпинист”): В качестве аэрелиста - термин Дина - он создал эти иллюзорные видения бессмысленного, бесполезного, опасного и трансцедентного чуда. Дин хочет вырвать людей из их рутины и предубеждений, чтобы заставить снова почувствовать дикость мира.

Поттер: После я был настолько очарован состоянием на грани, что большей частью концентрировался на пустоте. Визуально я могу видеть снег. Я был на вершине Эль-Капитана этой зимой, лазая сам или с Сином. И освещение было идеальным. Я бы полюбовался падением с 1000 метров, чтобы просто посмотреть на воздушные потоки.

Автор: Мэтт Самет (MATT SAMET)
Фотограф: Дин Фиделман (DEAN FIDELMAN)
Перевод: Анна Шляхова (annamavka)
Источник: http://www.outsideonline.com/outdoor-adventure/athletes/dean-potter/The-Aerialist.html